Архитектоника проекта

Архитектоника проекта

Путь к здоровью всегда начинается от врат понимания. 

Вне зависимости от того, сколь понятным и простым представляется функционирование ЦПС-технологии рядовому пользователю, проект этот действительно глобален, и в рамках привычного масштаба воображения обычного человека вряд ли представим.

ЦПС-терминалы являются лишь конечными образованиями глобальной психопрофилактической биокибернетической системы, сердцем которой является ЦОГ-процессор — многомощные кибернетические машины, способные совершать фантастическое количество математических операций в секунду. Если добавить к этим самым ЦПС-терминалам достаточно образованный и вдохновленный личным стремлением помощи окружающим кадровый корпус ЦПС-операторов, то в целом получается довольно внушительная система.

Прекрасной характеристикой эффективности, действенности и результативности мероприятий ЦПС-проекта оказывается то, что никто никого ни в чем не пытается убеждать на словах. Если человек попросту заинтересуется тем, что представляет собой ЦПС-технология, ему предоставляется возможность испробовать её самому. Обычно после этого наступает глубокий и системный пересмотр представлений не только о методах врачевания, но, как правило, даже о самом себе.

ЦПС - проект представляет собой (в той мере, в которой он развит на сегодняшний день) не столько бизнес-предприятие, сколько просветительскую и гуманитарную акцию. Её смысл заключается в том, что чем лучше люди будут знать самих себя, тем скорее они войдут с самими собой в соприкосновение. В настоящее время абсолютное большинство людей даже представить себе не может, насколько их души находятся бесконечно далеко от тела, а организмы дремлют в пространстве полной недосягаемости для разума их обладателей.

Своей ближайшей стратегической целью ЦПС ставит изменение представлений широких кругов населения об устройстве самих себя. ЦПС вне зависимости от своей высочайшей терапевтической эффективности (а в некоторых случаях и откровенной спасительности) работает на всестороннее образование людей в плане воспитания уважения к их собственному внутреннему ресурсу оздоровительного самовосстановления.

Массовое распространение ЦПС - технологии само по себе является началом кампании по широкому культивированию устойчивой и глубокой психологической культуры. Масштабные исследования, повсеместные семинары, многочисленные сообщества — все это ожидает ЦПС - проект впереди. Но главный переворот все-таки должен совершиться в наших сердцах и разумах! Пора понять для самих себя — неужели наш разум настолько слаб, что он не может привести в гармонический порядок порождённое им самим драгоценное тело?!

Для тех, кто смог стать обладателем ЦПС - технологии, немаловажным остаётся умение грамотно и вовремя применить полученное сокровище в своей жизни. Даже прохождение гармонизационных сеансов единожды в квартал для бездарей и лентяев уже оказывается слишком дорогим и скучным. Они попросту не умеют ценить того, что им предоставляет возможность использования уникального биокибернетического подарка, каковым и является доступ к ЦПС - технологии.

Люди более всего в жизни, сами того не подозревая, обожают привычно размышлять о грядущих бедах и грезить о возможных катастрофах, многие из которых могут коснуться и их лично. К примеру, нелегко найти человека, целиком освобождённого от болезненных размышлений о «Конце Света» или о том, «дотянется ли птичий грипп до человека?». Для того, чтобы быть действительно здоровым, изначально человек должен перестать страшиться за сохранность собственного здоровья. Для этого он обязан быть готов изменить весь уклад собственной жизни, в чём ему в немалой степени и помогает ЦПС-технология.

Великие И. Ф. Достоевский и Н.К. Рерих бесчисленное количество раз рассевали вкруг себя идеи, которые смогли воплотиться лишь в XXI веке. Поверьте, трудно было Федору Михайловичу, занятому сбытом своих вынужденно писавшихся детективов, размышлять о мире грядущем, а уж тем более - думать о практически осуществимых путях его спасения!

Кибернетизация современной культуры, пришедшая на смену механистическим взглядам о причинно-следственной взаимосвязи прошлого с будущим, привела к тому, что всем нам пришлось иметь дело с сокрушительно обезличенным обществом. Красота — тот предмет, который требует очень личного, если не сказать - интимного отношения к себе. Но когда процесс жизни превращается в механический конвейер, и уж тем более, когда в качестве ведущих ценностей воцаряются колонные башни стереотипов и нерушимые брустверы общепризнанных ценностей, вот тогда красота, подобно волне, разбивается о камни такого рода предвкушений несчастий и ожидания привычных обычностей.

Пророчество Н.К. Рериха о Красоте Спасающей все-таки до сих пор остается абсолютным. Ничего, кроме гармонии и красоты, ритма, пропорции и меры не может спасти современное человечество! Подобно исцеляется подобным — гармоничное проводится гармоничным. Чудесное исцеляется чудесным, а человек способен реально энергетизироваться, оптимизироваться, «заправиться» лишь красотой, гармонией и колоритами.

Предоставление человеку возможности насладиться калейдоскопической радостью детства ведущими специалистами в области нейропсихологии до сих пор признаётся как лучшее средство вскрытия в индивидууме волшебных целительных ресурсов. А что может быть приятнее ощущения потоков скрытого в тебе самом таинственного потенциала жизнедеятельности!

Мы все взрослые люди. Монитор есть монитор, а железный компьютер остаётся всё-таки железным. Красота из них не источается, но всё же ними - передаётся. Она резонансно возбуждает все то сокровенно могущественное в нас, что способно на восстановление и возрождение любого из нас.  Вот потому и говорится, что ЦПС-система найдёт в нас то, о чём мы и мечтать уже не решаемся. Но это, заново найденное, наверняка окажется беспредельно благополучным, благодетельным и благодатным для нас.

Ко всему тому, что мы по-настоящему ценим, мы относимся с должным вниманием, заслуженным доверием и с полным осознания важности пониманием. Обладание ЦПС-технологией на деле означает получение личного доступа к прямой заботе о самом себе — безо всякой там страховой халявы и пресловутого «совкового» «авось». В конце концов, главным из составляющих счастья любого человека остаётся обладание действительным здоровьем.

Всем, кто разбирается в таинственных хитросплетениях подлинной психосоматики, прекрасно известно, что компьютерная саногенная ЦПС-технология является действительно эффективным инструментом сенсорной (чувственной) психогигиены. Однако лишь тем, кто испытал на себе пролонгированное действие ЦПС-сеансов известно, что помимо курсовой (ситуационной) эффективности ЦПС-инструмент позволяет достигать и стратегической (генеральной) результативности.

При поверхностном рассмотрении восприятие влияний ЦПС-инструмента способствует удалению регуляционных оплошностей, естественных для человека, непрестанно сталкивающегося с непредсказуемо изменяющейся действительностью. Метафорически это напоминает встряхивание калейдоскопа ребёнком, который желает увидеть более нравящийся рисунок. Происходит своевременная подзарядка энергоцентров, внешнее сенсорное вливание содействует самопроизвольной организации регуляционных систем организма, гармонизируется весь спектр психоэмоциональных реакций. В конце концов, всякому музыканту известно, что по продолжении исполнения всякий инструмент нуждается в регулярном настраивании. Однако эта функция ЦПС-технологии тактична, сиюминутна и поверхностна.

Подлинно глубокий эффект апробации на себе ЦПС-технологии проявляется лишь через многие месяцы. Исполнение правил гигиены психобиокомпьютера мозга приводит к тому, что биологический иммунитет нарастает непрестанно. Более того, самоорганизационно спешит исправиться сама биография, покоящаяся в недрах памяти развиваемого с помощью ЦПС клиента. Ото дня ко дню происходят всё более глубокие и целительные кооперативные перестройки всех анналов памяти. Перекодируются так называемые речевые глоссы (конгломераты ассоциаций). Пересматриваются мнения, оценки и значимости, причём в полном соответствии с тем, к чему действительно и на самом деле стремится сам клиент. Такого рода воздействия успешно и легко заменяют пресловутую терапию регрессивного гипноза, которая лишь заставляет вернуться в личном времени назад, фактически возобновляя травматические описания.
Подлинные представители класса VIP имеют право представлять себе все позитивные эффекты использования ЦПС-технологии. Применение такого рода компьютерных саногенных психотехнологий в самом ближайшем будущем будет столь же обязательным для всякого элитария, как ежедневное принятие душа.

По мере того, как регулярно возобновляющиеся состояния интегральной гармонии приучают организм функционировать целостно и симфонически, мало-помалу растворяются и исчезают всевозможные органические и функциональные препятствия осуществлению нормальной жизнедеятельности. Тело приучается действовать в едином ритме, каждодневно осеняемое волнами красоты и гармонии. Следует признаться, что в таком, скажем откровенно, необычном режиме за последние тысячелетия не функционировал, пожалуй, ни один человеческий организм. Регулярное принятие определённой дозы гармонии прекрасного внутрь самого себя — об этом трудно было даже мечтать. Потому и следствия сеансов цветокоррекции оказываются необычными и удивляющими.

Радикальным образом изменяется внешний вид человека, который вместо озабоченности и отягощенности, естественным образом начинает излучать удовлетворенность, радостность и вдохновенность. Изменяется характер движений человека, отражающих специфику внутреннего строя движущихся в организме энергий. Занимающийся становится пластичнее, элегантнее и грациознее. Тело словно заряжается таинственной энергией, которая сама собой лучится во все стороны. Что уж тут говорить о чарующе радостном выражении лица и взвешенно размеренной речи, в которой за каждым словом слышится ни с чем несравнимая удовлетворённость собственным существованием.

По нашим наблюдениям положительные изменения в организме занимающегося удивительным образом накапливаются из месяца в месяц, из года в год. Трудно себе представить, к какого рода конструктивным трансформациям может с течением времени привести такое непрерывно нарастающее самоулучшение человеческой натуры. Во всяком случае первичные наблюдения за принимающими сеансы ЦПС – коррекции позволяют предположить возможность коренных положительных изменений в генетическом материале, наследуемом потомками. Отмечается также сам факт каскадно нарастающего распространения положительных изменений, исходящих из организма пользователя, и буквально разливающихся в его внешнем окружении, словно заражает обретённой гармонией саму действительность.

Кроме укрепления физического здоровья, запланированному и целенаправленному изменению подлежит все, что субъективно рассматривается человеком в качестве преграды на пути к желаемым осуществлениям и победам. Но главным, что коренным образом изменяется в жизни принимающего сеансы ЦПС – коррекции, оказывается само отношение к любым проблемам как таковым. До освоения искусства трансформировать самого себя оставалась возможность самооправданий за счет ссылок на «неодолимые» препятствия и «неразрешимые» затруднения. По мере же приобретения опыта личных внутренних побед и следующих за ними внешних достижений человек глубоко осознает, что он и в самом деле является единственным полноправным хозяином собственной жизни. Он словно получает в дар вселенную, обретая самого себя. Жизнь с таким новым осознанием становится совершенно неожиданной, сказочной и интересной!

Если широко рассмотреть полотно всей нашей жизни, то легко будет признать, что единственное, чего всем нам время от времени недостает, так это - оптимизма и радостности. Возможно, это и есть величайшие ценности человеческой жизни, обладание которыми автоматически разрешает большинство мыслимых затруднений. Если настроение приподнятое, то и работоспособность на высоте. Если уверенность в собственных силах достаточна, то и решения отыскиваются наилучшие. Если радость переполняет наш организм, то и болезни сторонятся нас даже тогда, когда вокруг бушуют эпидемии. Так что отыскание пути к обретению управляемой радостности и оптимизма подобно нахождению философского камня, с помощью которого можно любое затруднение превратить в возможность, а любую трудность трансформировать в желаемый успех.

Дискомфорт, дисбаланс, дисгармония. Ощущение разделенности с собственным телом. Чувство потери целостности, переживание некоей внутренней разорванности, частичности, фрагментарности. Глубинное недовольство самим собой, непонимание происходящего в его полноте, изоляция от массы впечатлений и чувствований. Нарастающая тревога о будущем. Подспудное ощущение неотвратимости чего-то еще более худшего. Чувство собственной неполноценности, ущербности, обделенности, замкнутости и незащищенности.

Интоксикация, стеснение и разрушения, нарастающие день ото дня, совокупно вносят в душу панический страх перед продолжающейся хаотизацией жизненных процессов. Еле заметный страх перед опасностями развития болезни трансформируется в панический ужас перед безвыходностью состояния. Нарастающее ослабление, апатия, ограниченность, утрата полезных способностей, чувство боли и неудобства - вместе создают тот адский эмоциональный фон, на котором адекватно воспринимать окружающее попросту невозможно.

Если заболевший сохранил потенциал здравомыслия и осознает принципиальную важность самообладания, как гарантии сохранения жизненности, он глубинно испытывает страстную жажду полноты благополучия. Он начинает рассматривать ее как самую желанную цель. Все остальное отодвигается на второй план и утрачивает былую актуальность.

Становится таинственно жарко от ощущения полноты таящихся, но не приведенных в действие, целительных возможностей собственного организма. Заболевший микрокосмос все отчетливее осознает, насколько необходимо для выздоровления принятие им на себя ответственности за собственное настроение и за совершаемые поступки, ориентированные на самооздоровление.

Оздоровление — не ремонт, а воспоминание! Организм как растение нуждается в радужном поливе.

Если цель обретения полноты здоровья, наконец, поставлена как сверхценная задача, и все остальное отошло на второй план, разгорается надежда на выздоровление. Если понять суть болезни как разрешение себе инертности и прощение себе бесплодности самотворчества, если воспринять болезнь как наказание за лень, проявленную в осознанном саморазвитии, то сразу же ясно и отчетливо видятся и пути выхода из опасного состояния. Становится очевидным, что необходимо немедленно отложить в сторону все, что мешает заниматься самооздоровлением, и приступить к интенсивным и всеохватывающим действиям, единственная цель которых - обретение полноты здоровья — неотвратимое, безусловное и совершенно обязательное.

Путь к здоровью всегда начинается от врат понимания. 

Мистики утверждают, что метафора «свет сознания» вовсе не случайна, как могло бы показаться неискушенному в самоисследованиях человеку. Психосимволически яркий свет соответствует открытости, доступности, контролируемости, наблюдаемости и относительной безопасности, в то время как темнота ассоциируется с тревогой, хаотичностью, угрозой, непонятностью и тайной. Одаренные ясновидческим даром рассматривают ауральные излучения человека в виде ярких и светлых радужных полей, которые тем светлее и прозрачнее, чем порядочнее и ответственнее генерирующий их субъект.

Если попытаться представить себе многомерное пространство внутреннего психического мира, то чаще всего оно интроспективно видится как запутанный лабиринт, полный закоулков, тупиков и боковых ответвлений. В нашем психическом мире каждый смысловой, содержательный регион метафорически пространственно обособлен, и, даже если он ассоциативно связан со многими другими регионами смысла и опыта, сам по себе он все же достаточно целостен и отделен.

Наш внутренний мир напоминает архитектонику самого головного мозга, представленного миллиардами нейронов, каждый из которых связан с другими тысячами проводящих ответвлений, но сам по себе все же является отдельной функционирующей единицей.

Нередко в описаниях внутреннего мира, составленных мастерами самонаблюдения, он сравнивается с заброшенным городом, числа улиц, проспектов и закоулков которых не счесть. Но все же собирающийся осознанно управлять развитием собственной жизни человек обязан вступить во владение этим самым внутренним миром, причем не мгновенно и не так уж легко, как того бы хотелось.

Вступить во владение своим внутренним мегаполисом можно лишь при условии освоения искусства оживления его участков и налаживания координации между различными районами и областями.

Предстоит последовательно и не торопясь разобраться во всем городском хозяйстве, начиная от налаживания транспортных магистралей и заканчивая формированием городского устава и очищением коммунальных коммуникаций. Задача эта непростая, но по мере ее осуществления высвобождаемая энергия самих городских жителей, пробудившихся от внутренней спячки и берущихся за работу, содействует проведению последующих животворящих реформ.

При системном пробуждении фигур и персонажей внутреннего мира ото сна желаемая эффективность функционирования взаимосвязанных фрагментов и регионов связана с управленческой компетентностью главного менеджера — сознательной личности. Для достижения высокой результативности в управлении необходимо овладеть значительной осведомленностью об управляемых элементах единого целого. Очень важно сознательно разобраться в содержаниях и настроениях, живущих в различных фрагментах внутреннего мира, чтобы знать, как, что и с чем согласовывать, каким образом отдавать распоряжения и контролировать их своевременное и качественное выполнение.

Как и в любой оздоравливающей гармонизирующей работе в налаживании внутреннего хозяйства очень важно проявлять снисходительность и непредубежденность. Нужно проявить готовность найти общий язык и даже подружиться с любым элементом опыта относительно самого себя и мира. Нужно суметь принять любое знание о себе, не отторгая одно в предпочитании другого. Утвердите презумпцию собственной невиновности.

Многие из нас, попав в кольца невротических саморазрушений, только и заняты тем, что фантазируют о самих себе всевозможные ужастики, питающие хроническое переживание чувств стыда и вины. Необходимо признать, что мы сами — ничем основательно не хуже и ничем не лучше средних представителей человеческого рода. Просто мы собрались навести в себе порядок и сделать самих себя более эффективными и работоспособными.

Внутренняя работа — это садовничество, воспитание, кормление, очищение и радование; ни в коем случае не самосуд и не расправа над отдельными фрагментами собственного опыта.

Действительно, сон разума рождает чудовищ. Но он остается при этом всего лишь сном. Чудовища, порожденные внутренней спячкой, иллюзорны и могут казаться реальными лишь благодаря скрывающим правду темноте и туманности неосознаваемого.

Когда же сон разума прекращается, туман и темнота рассеиваются светом сознания, и оказывается, что никаких чудовищ, в общем-то, и не было. Просто мы со страху перед темнотой привычно нафантазировали о себе какие-то нелепые ужастики и поверили в них.

Продвижение по улицам своего внутреннего города, общение с собственными внутренними частями и встреча с различными мнениями нас самих о себе — это удивительно увлекательная работа, возможно, самое интересное из занятий человеческих. В нем присутствует юный задор скаутства, обещание захватывающих волнений диггерства и страсть к прикосновению с сокровенным, присущая археологам.

Вспомните, как в детстве мы с замиранием сердца спускались в какой-нибудь подземный ход и полуперепуганно-полувосхищенно вслушивались в уханья филина в ночном лесу. Возможно, это было предвосхищением предстоящего всем нам опыта обнаружения собственных глубин, который предваряет назначенное каждому человеку восхождение на вершины собственной жизни.

Арттехнология явится тем светочем, что поможет проникнуть в святая святых человеческой души и разузнать о том, что происходит в наших собственных глубинах, под спудом привычной повседневности. Свет этот особенный — не просто цветной, а глубоко насыщенный изначальной гармонией. Сила этого просвещающего душу светоча - в его принципиальной несловесности, в том, что он сам пребывает по ту сторону слова, через которое мы привыкли понимать и самих себя и окружающее.

Лишь поверхностно и недалеко люди пытаются словесно выразить любые свои переживания и не удостаивают внимания те чувства, которые не поддаются прямому переводу на язык слов. Истинные ценители красот внутреннего мира и внешних гармоний знают, что большинство из того, что составляет соль земли и цвет жизни — переживаний, нюансов, настроений — словесно передать попросту невозможно. Это не только не уменьшает реальности внесловесного, но, напротив, делает его сущностно незаменимым и особенно изысканным.

Какими словами передать космическое восхищение волшебной музыкой Китаро или впечатление от чарующих зовами красок картин Гогена? Какими словами можно живописать впечатление от первой любви или рассказать о роскошестве цветущих горных олеандров тому, кто никогда их не видал?

Жизнь человеческая беспредельно необъятнее, полнее и глубже всего того, что можно выразить словами. Это нисколько не умаляет словесный пласт культуры, это лишь напоминает о том богатстве, которое нам даровано, хотя его и нельзя ословечить.

Испытывать чрезмерный голод никогда не полезно, хотя определенная самодисциплина усиливает интеграцию и способствует мобилизации сил самоорганизации. Но, если еще пищевой голод имеет смысл контролировать, то усмирять голод впечатлений вообще нет никаких разумных оснований.

Красота всегда полезна и ценна для живого организма, особенно если она желается и радостно воспринимается.

Любая жажда прекрасного требует именно утоления, даже если для реализации такового и приходится затратить некоторое время и приложить известные усилия.

Утонченность желаний и разнообразие предпочтений соответствуют утонченности человеческой природы, изысканности глубинной натуры и спектральному многообразию имеющихся возможностей. Для психокультурного человека характерно уважительно-чуткое отношение к удовлетворению собственных потребностей, будь они сенсорными, пищевыми или психическими.

Почтение, оказываемое человеком собственному организму, в котором он согласует свои действия с природой собственных склонностей и пожеланий, проявляется им и по отношению к окружающему миру, что делает такого человека источником гармонии и генератором целительных влияний.

Нередко именно утоления чувственного голода нам недостает для восстановления целостности здоровья. Для людей, не привыкших осознанно заботиться о самих себе, т.е. содержать в полноте готовности инструменты своего организма, нередко сенсорный голод остается незаметным, а потому редко удовлетворяется. Но из всех потребностей организма сенсорные оказываются едва ли не самыми важными. Невнимание же к их утолению и вовсе существенно препятствует гармоничному развитию организма.

К насыщению своего организма предпочитаемыми им сенсорными влияниями следует отнестись столь же ответственно, как относятся к регулярному профилактическому приему препаратов с биодобавками.Разумеется, такая профилактика требует известных средств и отнимает драгоценные крупицы каждодневного внимания.

Однако благоприятствования, предоставляемые этими профилактическими приемами средств, необходимых для обеспечения полноценной жизнедеятельности, так позитивно и конструктивно влияют на сам процесс жизни и столь ощутимо расширяют спектры возможностей человека, что никому и в голову не приходит отказываться от этих профилактических приемов. То же касается и сенсорного голода, только уж куда в еще более значимой степени.

Мы, забывшие о необходимости осознанно заботиться о создании благоприятных условий для развития своего организма и игнорирующие важность ухода за собственным мозгом, и представить себе не можем, сколь значима для любого из нас каждодневная полнота испытываемых ощущений.

Каждый развивается в своем режиме взаимообменов с окружением. Каждый организован в соответствии с собственными биохимическими и организационными стратегиями. Поэтому у каждого из нас — неповторимое ежедневное сенсорное меню, которого следует старательно придерживаться, если мы хотим испытывать все назначенные нам настроения и достигать желанных целей.

Отказ от своевременного удовлетворения сенсорных потребностей организма специалисты называют «чувственной цингой». Вспомните о тех моряках, которые в отсутствие запасов витамина «С» погибали от кровотечений и сходили с ума от страшных головных болей, связанных с дефицитом аскорбиновой кислоты, принимающей важное участие в обмене веществ в организме.

Сенсорная пища непосредственно предназначается для нашего мозга, и от нее можно отказываться лишь в том случае, если мы не желаем чувствовать, думать и жить.

Недостаток предпочитаемых сенсорных питаний неизбежно приводит к снижению иммунитета, к падению сопротивляемости различным заболеваниям, проявляется в неустойчивости настроения, граничащей с раздражительностью, повышенной утомляемости, гневливости, апатии, унынии, депрессии, нарушениях сна, вплоть до полной дезориентации в окружающем социально-психическом пространстве и глубокой личностной дезинтеграции.

Выход один: осознать важность своевременного утоления сенсорного голода и стараться с помощью арттехнологического психопроцессора непрестанно пребывать в полноте впечатлений, которые принципиально важны для поддержания здорового функционирования систем регуляции информационно-энергетического метаболизма организма.

Каждый из нас имеет полное право быть сенсорно сытым, тем более что именно так он может казаться максимально приятен и полезен для окружающих. Ведь сенсорная сытость, иначе говоря, удовлетворенность, позволяет ему развивать лучшие стороны своей натуры, не опасаясь нарушений равновесия и досадных срывов.

В современной квантовой механике наблюдение за процессом рассматривается в качестве неотъемлемой части целостной структуры исследуемого явления. Поэтому в принципе не признается возможным существование наблюдений, которые никоим образом не влияли бы на изучаемый объект. То же при ближайшем рассмотрении оказывается действительным и в психологии.

Процесс осознанного наблюдения за интересующими человека психическими процессами не может не оказывать влияния на протекание этих процессов.

Психотерапевт Владимир Леви сформулировал это так: «Никакое состояние не выдерживает взгляда в упор. Всякое самонаблюдение неизбежно приводит к трансформации наблюдаемого психоэмоционального состояния».

В самоисследовании очень важно корректно определить пределы и возможности оптимального самовлияния, нередко целиком сводящегося к пристальному самонаблюдению. Иногда для того, чтобы разобраться с той или иной неприятной привязанностью или переформировать условия развития неудовлетворяющих эмоциональных реакций, достаточно пристальнее присмотреться к собственному внутреннему миру — и решение отыскивается само собой.

Не случайно в восточных традициях чаепитие является ритуалом. Стоит с осознанным наблюдением подойти к каждому этапу этого процесса - как простое действо наполняется для исполняющего глубоким смыслом и разнообразием впечатлений, наполняющих душу и тело свежей энергией. Подобный подход часто рекомендуют людям, желающим избавиться от какой-нибудь привычки, к примеру - курения. Каждый этап, каждое мгновение действий воспринимать с вниманием ко всем ощущениям- запахам, звукам, движениям. В результате чего открываются смыслы и понимание истоков осуществляемых действий и желаний. Это само по себе снимает неосознанность автоматизма. Иногда простое внимание к болевым ощущениям, снимает саму боль и, в некоторых случаях, открывает для сознания бессознательную причину происходящего.

Более сложные ситуации, разумеется, требуют более специфического психоинструментального подхода, но принцип остается тем же: чем внимательнее сравнивать желаемое и имеющееся, тем скорее имеющееся добровольно уступает место желаемому.

Секрет самотрансформации заключается в том, что наблюдение и сравнение производим мы сами над самим собой, а потому авторитет нашей собственной власти над собственным внутренним миром сомнению и оспариванию не подлежит.

Последовательное накопление опыта самопознания может быть приравнено к выстраиванию эффективных программ реализации нерепрессивной власти над собой, т.е. над собственными восприятиями, реакциями и поступками.

Само по себе изучение является действенным инструментом управления собой. Только в надлежащим образом организованном самоисследовании могут быть найдены и применены те ключи к внутренним состояниям, без овладения которыми ни о каком эффективном самовлиянии и речи быть не может.

Если в самом себе человеку что-то не удается понять, то это лишь означает, что он пытается проникнуть в суть интересующих его внутренних проблем не с той стороны или действует неадекватными методами.

Психоаналитики нередко списывали собственное неумение наладить общий язык с пациентом неким мифическим «сопротивлением», которому с течением лет привыкли отдавать должное самые разные специалисты. Тем самым они заведомо соглашались на возможность собственной неудачи в терапевтической коммуникации, т.е. фактически добровольно отказывались от творческого экспериментирования, направленного на поиск наиболее адекватных приемов и терапевтически эффективных техник общения.

Со временем (в процессе дальнейшего развития психотерапевтических практик) оказалось, что никакого сопротивления как объективного психического процесса не существует и что этим термином пытались прикрывать элементарный коммуникационный непрофессионализм, простительный кому угодно, но только не мастеру исцеления человеческих душ. Аналогия с самопознанием прицельно точна: если в самом себе что-то до конца не проясняется, значит, следует попытаться понять себя по-другому, чтобы в конце концов, оказаться действительно удовлетворенным не только процессом, но и реальными результатами самопознания.

Только глубоко и всесторонне понимающий себя человек вправе считаться свободно управляющим собственной судьбой. Любые заигрывания в секреты, загадки и тайны неизбежно приводят к вынужденному ограничению области самовлияния, а значит, сужают возможный спектр личностной творческой активности. В овладении самоуправлением, как и в самопознании, необходимо идти до конца — только так можно заслуженно пребывать в уверенности, что все в нашей собственной жизни в достаточной мере подвластно нам самим.

Исследование как самовлияние — это конкретное приложение извечного принципа «знание-сила», провозглашенного в актуальнейшей для всякого человека области контроля над собственным жизненным развитием.

Подобно тому, как в процессе вербовки агентов гораздо проще общаться с теми, с биографией которых ты в достаточной степени знаком, так и в общении с самим собой желательно действовать открыто и без обиняков, не списывая естественные сбои в осуществлении аутокоммуникации на некие мифические «комплексы неполноценности» — этакие «таинственные» факты собственной внутренней жизни, «лежащие за пределами» возможного самопознания.

В нас самих нет ничего тайного и непознаваемого по определению. Просто многие вещи мы совсем не хотим в себе признавать, а от многих иллюзий не хотим отказываться по вполне земным соображениям престижа и самоуважения.

Глубина понимания собеседника определяет глубину возможного управления общением, точнее, глубину предполагаемого взаимовыгодного сотрудничества. Исследование самого себя оказывается не только захватывающе интересным, но и, безусловно, полезным, так как ориентация во внутренних стремлениях и привычных оценочных стереотипах порой оказывается бесценно важной для понимания собственных предпочтений при совершении очередного выбора.

По мере распространения технологий психокультуры и совершенствования компьютерных средств саморазвития, знания каждого о себе будут совершенствоваться. Со временем это неизбежно приведет к тому, что каждый станет для себя абсолютно понятен, а значит, получит полную власть над собственным внутренним миром и над событиями внешней жизни.

Только тогда люди смогут использовать собственные психические возможности как врата в иные смысловые измерения, о которых так часто и столь безуспешно пытались упоминать известные мистики. Проникновение во внутренние вселенные до обретения виртуозного мастерства в различении собственных мотивов и управлении своими состояниями крайне небезопасно. Потому-то оно старательно блокируется и инструкторами практик саморегуляции, и самодействующими защитными механизмами обеспечения психоэмоциональной безопасности.

Не научившийся разбираться в самом себе человек, открывая врата в иные внутренние миры, подвергает себя и окружающих возможности не только открытия новых изобретений и впечатлений, но и притока нового хаоса. Владеющий же собой в достаточной мере способен отличить себя от иного, и, в случае необходимости, может поставить под осознанный контроль любые психические процессы, протекающие в нем самом или через него.

В православной традиции существует удивительный аскетический опыт конструктивного использования возникающих телесных недугов для совершенствования душевной жизни верующего. Этот опыт позитивного применения заболеваний, как трамплинов личностного развития, в чем-то оказывается поразительно экологическим, отвечающим наисовременнейшим представлениям о холистической интегративной политике партнерского взаимодействия с автономными целостностями, даже если таковыми является твой собственный организм и твоя собственная психика.

Всякое негативное болезненное утеснение, отягощающее жизнь и осложняющее повседневное существование, должно рассматриваться не как досадная неприятность, не как беспокоящий только артефакт бытия, а как замечательная возможность ускорения развития и интенсификации трансформационных процессов, которые ведут нас к все большему совершенству и гармонии. Фактически любое более или менее серьезное заболевание открывает для человека прямой путь к достижению нового рождения, а потому должно рассматриваться как благословение Вселенной в самом что ни на есть прямом смысле этих слов — с признательностью и почтением.

Современная холистическая практика целительства однозначно засвидетельствовала принципиальную излечимость любого недуга при должной мобилизации внутренних сил самоорганизации. Этой мобилизации можно добиваться и достигать самыми различными методами, которые в итоге своего самодействия выводят организм в пространство полного интегрального здоровья.

Вопросов об излечимости или неизлечимости того или иного недуга как бы возникать не должно в принципе. Вопросы эти — тяжкое наследие механистической эпохи, когда некоторые заболевания иллюзорно приравнивались к крупным поломкам машин: раз недостающие элементы конструкции взять для замены было негде, вот они и считались «неизлечимыми».

Современные квантово - холистические представления об организме как структурно упорядоченном потоке саморазвития согласованных биостурктур, целостность взаимного сопряжения которых определяет степень реализации исходного генетического потенциала здоровья, позволяют уверено утверждать, что, за исключением травм, несовместимых с жизнью, неизлечимых заболеваний не существует. Просто порой оказывается трудным пробудить сами целительные силы организма страдающего человека. Но это всегда связано именно с сугубо психологическими причинами и к физиологической «неисцеляемости» не имеет ни малейшего отношения.

Так вот, исцеление организма может наступить как чудесный факт спонтанного действия сил самоорганизации, по не зависящим от самого человека поводам, вдруг ни с того ни с сего пришедшим в действие и сотворившим свою волшебную восстановительную работу, в результате системных планомерных усилий, направленных на активацию глубинных энергоструктурных резервов организма и на глубочайшее преобразование как отдельных клеточек, так и самого порядка системной связи между ними.

Второй путь как раз и есть Путь Нового Рождения, к которому человек и может, и должен приходить совершенно сознательно.

Для начала необходимо постараться освободиться от всего пустого и излишнего в жизни и в себе, что осталось от прошлого, и что нет никакого смысла тащить в будущее. Избавьтесь от представлений о незыблемости анатомических структур тела, избавьтесь от представлений о неизменяемости состава крови! Распрощайтесь с ложной идеей о возможности исчерпания творческих сил в человеке, позабудьте обо всех «невозможно» и «ни за что», которыми озабоченные собственными неврозами и комплексами старшие пичкали вас на протяжении всех первых лет жизни.

Если нельзя, но очень хочется, то можно!

Это вовсе не шутка — таков императив истинно творческого, преобразующего, формирующего отношения и к действительности, и к самому себе, в том числе - к собственному телу.

Каждая болезнь связана с неким личностным комплексом самопоражения, который подспудно через серии регуляционных патогенных нарушений, продвигает организм к конечному заболеванию и завершающей его преждевременнойсмерти. Рассмотрите внимательнее (желательно, при поддержке друга или любимого человека) — за что Вы не любите себя? почему Вы считаете свою возможную раннюю смерть оправданной? почему Вы отказываетесь ей противодействовать и почему Вы стоите на пути к собственному здоровью?

Кроме Вас в вашем организме не действует и не может действовать никто. Ваши проблемы — только Ваши, поэтому и разрешать их Вам, их же породившему.

В ходе глубинного самодопроса необходимо избавляться от всего мешающего, задерживающего, препятствующего и засоряющего. Исцеление внешнее должно прийти как следствие действительного обновления внутреннего, которое кроме как с Новым Рождением и сравнить-то не с чем. Исцеление есть плод глубочайшей трансформации. А самым глубоким ядром нас самих является отношение к самому себе, оценка себя самого и восприятие всего, что ты сам творишь и производишь либо как заслуживающего поощрения и продолжения, либо как не заслуживающего того, чтобы это могло быть далее.

Создавая себя заново, принимая цветокоррекционные сеансы, избирая новые образы личностного бытия, следует хорошенько и глубоко усваивать и осваивать новые образы построения. Возможно применение самых разных методик, приемов и технологий. Цель остается единой — радикально переменить себя во всем.

Старый «Я» должен был болеть и рано или поздно умереть. Вы сами убили все, что собиралось умереть в вас, но отказались умирать вместе с ним, так как пересоздали себя заново и собираетесь теперь жить новую жизнь, так как сами стали действительно новыми, какими еще не бывали прежде никогда.

Иногда можно просто вернуться в счастливое состояние, имевшее место в биографическом прошлом, когда не было ни болезней, ни страданий, ни недовольства собой. Но так как возвращается в желанное счастливое состояние уже зрелая сегодняшняя личность, то все равно результат будет прекрасным — радикальное обновление, новое рождение, появление человека заново при сохранении внешнего сходства с прежним, бывшим, реформированным «на корню».

Каждый из нас располагает дарованным правом возродиться благодаря собственным усилиям.

Ведь человек — существо самопричинное, а значит имеющее силу пересоздавать себя заново, отправляться в другую жизнь совершенно новым. Таков результат осознанно предпринимаемой работы самотворчества. Она должна быть усердной, непреклонной и достаточно длительной. Но ради ожидаемого результата — нового рождения! — стоит приложить усилия.

Подумайте только, сколько сил мы тратим на ненужные переживания, пустые страхи и поддержания представлений о собственных слабостях и самозапретах. Оставьте все это пустое в стороне как ненужную шелуху — и займитесь взращиванием тех драгоценных зерен истинного индивидуального здоровья, которые нетленно хранятся в каждом из нас — в каждой нашей клетке, в каждой молекуле ДНК.

Такое радикальное самотворчество сообщит удивительный приток волшебных преобразующих сил и породит небывалый всплеск освобожденной творческой энергии, которая прежде уходила на саможаление и тоску по несбывшемуся.

Трансформационная внутренняя работа — самое интересное из всего того, что даровано испытать человеку за время земного пути.

Только подумайте: вырасти над самим собой, подобно бабочке, оставив тленную куколку с тем, чтобы обрести новое измерение свободы и отправиться в радужный полет к неведомым возможностям, расставшись со всем ветхим, ненужным и разрушенным. Вот уж воистину, благословенны препятствия, благодаря которым мы получаем возможность такого восхитительного обновляющего роста над самим собой!

Сами по себе сенсорные данные безошибочны и безоценочны по своей природе. Впечатления и переживания фиксируются в системе внутреннего опыта четко и ясно, десятилетиями оставаясь атомарно нетронутыми, не подвергаясь искажениям и деформациям, так как фиксируются в виде уникальных перцепторных голограмм в когнонах — особых нейронах различения образов.

Однако, при всей неизменности отдельных атомарных впечатлений их комплексы и системы доступны переструктурированию, а потому выводы и оценки, вытекающие из тех или иных взаимных комбинаций впечатлений и опытов, изменять можно, в то время как сами элементарные впечатления памяти реформированию или трансформации не подлежат.

Перепросмотр и проводимое в его продолжение переассоциирование впечатлений позволяют достигать самых различных результатов использования внутреннего опыта — в зависимости от порядка его внутренней организации, рассматриваемой как продукт целенаправленного осознанного творчества самого индивидуума.

Все, что недоработано и несформировано в нашем опыте, не может обеспечивать наше эффективное приспособление к новым ситуациям. Так выявляются несовершенства складывающейся на основе организованных структур опыта картины мира, выявляется реализационная недостаточность тех или иных изученных методов и освоенных подходов к рассмотрению текущих проблем жизни. Поэтому принято говорить, что прошлое постоянно обнаруживает собственные несовершенства в то и дело возникающих текущих проблемах, разрешение которых невозможно без адекватной перемены в структурах внутреннего опыта.

Стереотипы и предубеждения, сформированные в прошлом, выходят на поверхность, когда перестают успешно срабатывать, перестают обеспечивать эффективную адаптацию индивидуума, а значит, нуждаются в переписывании и редактировании. Когда же они должным образом реформированы, вместе с ними кооперативно изменяется вся целостная системы связанных с ними элементов опыта, т.е. в пределе — всего континуума воспоминаний и представлений, в котором все сетевым образом связано со всем.

Одной из главных целей управления саморазвитием является не просто достижение адекватного реагирования на текущие проблемы повседневности, но такая упреждающая целенаправленная реорганизация своего внутреннего опыта, который мог бы позитивно влиять на сегодняшнюю жизнь.

Собственную психику, понимаемую как целое саморазвивающейся памяти, можно реорганизовать таким образом, что все выводы из воспринятого когда-либо станут конструктивными, позитивными и творчески эффективными.

Память следует сделать такой, чтобы она наилучшим образом послужила продолжению нами собственного развития — движения к свободе, радости и счастью.

Без направленной работы над самим собой этого не достичь, а реализовать этот результат самопреобразования необходимо, так как именно в этом и состоит достижение 100% к.п.д. деятельности собственного мозга как фокуса психосоматической интеграции.

Объективно весь без остатка опыт индивидуальной памяти бесценен. Но эффективным на деле он становится лишь при складывании из его элементов верной, т.е. творчески эффективной картины мира и образа самого себя. Только регулярно и безотлагательно редактируя складывающуюся в мозгу картину действительности и гармонично согласовывая переживания, рациональные доводы и внешние поступки, можно создать условия для гармоничного развития памяти в идеальную систему личного опыта. Для этого нужно своевременно обращаться к арттерапевтическим приемам гармонизации собственной психики, разумно сочетать представления о благонамеренности с верностью идее предпочтения и опираться на принцип нерепрессивности.

Память, как совокупная согласованная картина личного опыта, станет оптимальной тогда, когда никаких препятствий субъективного порядка, никаких патогенных верований и никаких внутренних раздоров в ее пространстве не останется. Она будет помогать трудиться над разрешением возникающих проблем как единое согласованное целое — интегрированное, упорядоченное, и сопряжено действующее как кооперативно целостная система.

Любое прошлое, сложенное в самом себе, можно глубоко упорядочить и грамотно реорганизовать. Целью таких занятий должна быть гармонизация личностных ресурсов и повышение творческой полезности опыта.

Всегда будет что улучшать и гармонизировать в себе: мы находимся под неотрывно действующим давлением окружения, а потому на наш век проблем всегда достанет.

Сама по себе осознаваемая и целенаправленная гармонизация опыта является удивительным самотворчеством. Вряд ли возможно что-либо на свете интереснее, сложнее и увлекательнее искусства свободного развития самого себя в соответствии со своими же собственными представлениями о прекрасном.

Каждый из нас к себе относится очень неравнодушно. Оно и понятно — ведь ближе, роднее и значимее для нас никого в целом свете нет. Поэтому мы изо всех сил стараемся поддерживать представление о самих себе целостным и интегрированным, единым и согласованным, чтобы в нем не было досадных противоречий и нелепых ошибок. Но как ни странно, хотя ближе нам никого нет, чем мы сами, как раз сами-то себя мы порой не очень хорошо понимаем, если не сказать, вовсе не понимаем.

Окружающая жизнь организована намного сложнее наших поверхностных представлений о непротиворечивости и наших узко формальных представлений о бинарной логике типа «да - нет». Жизнь полна нюансов и полутонов, оттенков и тембров, порой насколько сложных, что ни о каких формальных, механических согласованиях и речи быть не может. Взять хотя бы картину великого мастера, сотканную из самых противоречивых контрастирующих друг с другом тонов, и в то же время единую, гармоничную, композиционно стройную и содержательно целостную.

На поддержание целостной картины образа «Я» наш организм затрачивает немалую энергию, однако из-за нашей собственной необязательности и неаккуратности в обращении с личным внутренним опытом, ему дорого это дается. Дело в том, что люди излишне плотно включились в сюжеты и события внешнего мира и привыкли наводить порядок только вовне, почти напрочь позабыв о существовании мира внутреннего, который собственно и является источником любых внешних координаций и построений.

Люди разучились заботиться о своем внутреннем психическом пространстве, в результате чего оно оказалось в запустении и значительно хаотизировано чуть ли не у каждого из ныне живущих.

Реальностью сегодняшнего дня оказывается образ «Я», расколотый на множество плохо согласующихся друг с другом частей, расщепленный на ряд самостоятельных фрагментов, которые не могут взаимодействовать друг с другом. Поэтому любые восприятия, поступки и решения человека руководятся не интегрально объединенной целостной психикой, а передоверяются различным частям, или, как их принято называть, субличностям.

Для того чтобы интегрировать все элементы и области внутреннего опыта, привести их во взаимное соответствие и придать каждому свой приоритет, расставить акценты и связать с личностными значениями, необходима осознанная работа интеграции. Лишь при сознательном рассмотрении отдельных конфликтных тем, по которым внутри психического мира развивается борьба между частями за право руководить внешним поведением человека, возможно согласование и гармонизация различных фрагментов опыта.

Несогласованные участки опыта разделены с другими фрагментами конфликтным барьером. Поэтому они не могут принимать участие в целостной работе психического. Многое воспринимается нами неверно из-за усвоенных в раннем детстве неэффективных стереотипов, которые были ценны когда-то, но оказались, безусловно, вредными и стагнирующими сегодня. Многое воспринимается неверно из-за вынужденной поспешности и элементарной избыточности поступающей извне информации.

Много нового не соответствует уже накопленному опыту, а потому рассогласования возникают неизбежно. Однако вытесненные в подсознание неинтегрированные части опыта продолжают свою бурную жизнь, изнутри подтачивая существование психики.

Они продолжают настаивать на собственной частичной правоте и требуют значительной энергии, затрачиваемой на поддержание их вытеснения, их сокрытие от самого человека. Они ведут к накоплению внутреннего хаоса, приводят к порождению ошибок и неточностей в поведении, увлекают человека на путь следования привычным стереотипам там, где необходимо принятие осознанных и точных решений.

Оставаясь бессознательными, эти неусвоенные, точнее, неверно усвоенные части опыта беспокоят нас весьма существенно, изматывая, ведя к развитию психосоматических заболеваний и вызывая смутную тревогу и значительный эмоциональный дискомфорт. Так что проблема реинтеграции образа «Я», восстановления собственной целостности посредством планомерного осуществления сознательного процесса расстановки всех элементов опыта на отведенные им места в общей картине мира — забота более чем серьезная. Это центральная забота человека, претендующего на обладание счастьем и достижение высшей эффективности, имя которой — самореализация.

Подобно суетливой неряшливой хозяйке, значительную часть своего каждодневного опыта мы спешим «замести под ковер», руководствуясь поговоркой «с глаз долой — из сердца вон», Однако особенность внутреннего опыта заключается в том, что он подобно энергии и материи в принципе неуничтожим!

Все, что поступило в наш психический организм по сенсорным каналам и достигло нашего мозга (не обязательно сознания), все это навсегда остается в нас — и образы, и мнения, и переживания, и страхи, и надежды. Получается, что мы всегда имеем дело с полным набором жизненных впечатлений, и лишь от нас самих зависит, как распорядиться этим биографическим сокровищем, как выстроить его в соответствии с собственными планами и пожеланиями.

Осознанная реинтеграция опыта — это работа по согласованию отдельных участков друг с другом.

Необходимость интеграции обусловлена несколькими практическими соображениями.

Во-первых, поддержание сокрытия какого-либо элемента опыта от сознания, представляющего властвующую область психического, требует немалых энергетических затрат, которые прекращаются при успешной реинтеграции.

Во-вторых, не включенная в целостное психическое часть исключена из общего процесса переработки информации и принятия решений, т.е. она энергию отнимает, а пользы-то от нее практически никакой. Оно и понятно. Подобно болезнетворному микроорганизму, неинтегрированный фрагмент опыта отделен от остального психического пространства конфликтным барьером, не позволяющим согласоваться с другими частями.

В-третьих, неинтегрированные внутренние содержания способствуют нарастанию внутреннего хаоса, который создает крайне опасный эмоциональный фон, поддерживая смутную тревогу. Она после оказывается не только причиной немотивированных поступков, но и ослабляет иммунитет и приводит к развитию всевозможных заболеваний, большинство из которых имеет явную психосоматическую природу.

Без регулярного проведения планомерной системной осознанной реинтеграционной работы внутри самого себя человеку никак не стать ни счастливым, ни успешно творческим, ни профессионально эффективным.

Достижение и поддержание высокого уровня интегрированности внутреннего мира и предотвращение хронических конфликтов различных областей психического мира как раз и составляет предмет психокультуры. Регулярные «генеральные уборки» позволяют максимально полно использовать сокровище своего биографического имущества, каковым является целостный накопленный за жизнь опыт, поддерживать высокий уровень энергетизма и работоспособности и защищаться от множества заболеваний и неприятностей, большинство из которых связаны именно с уровнем внутреннего психоэмоционального благополучия.

Действительное переживание собственной гармонии, которое тождественно пониманию самого себя, осознанному приятию собственных черт, особенностей и мотивов, достижимо лишь при глубокой внутренней интеграции психики.

Творчество сознательной реинтеграции вовсе не является механическим ремесленничеством, но именно искусством, высоким художеством. Порой, не требуется изобретать прямолинейные логические связи между отдельными элементами опыта и внешне противоречащими восприятиями и переживаниями.

Для облегчения процессов реинтеграции достаточно простого осознанного приятия, предоставления каждому фрагменту опыта его собственного места в пространстве психического.

Человек должен относиться ко всему содержащемуся в его внутреннем мире как к драгоценному наследию прожитых лет. Не так уж важно, что какие-то части противоречат друг другу — места в сокровенном внутреннем пространстве хватит на все и на всех, в то же время любая часть в свое время может быть использована как ресурс.

Получается нечто аналогичное полифонии этнических культур. Монохроматический, линейный, однообразный мир беден и сер, скучен и уныл. Каждая культура, каждый человек, каждый опыт являются элементами адаптационных стратегий, эффективных в свое время и при своих условиях. Чем богаче арсенал имеющихся в распоряжении средств, тем больше творческий потенциал организма, тем вероятнее выживание и развитие, сопровождающиеся переживаниями радости и счастья.

Достигаемая в процессе сознательной психической реинтеграции многокрасочность души и приятна, и полезна. Конечно, к этой особенной работе следует привыкнуть. Ее необходимо освоить, как и всякое мастерское занятие. Однако результаты такой внутренней самотворческой деятельности оказываются, безусловно, ценными и радующими.

Переживание в пределах смысловой шкалы «приятно — неприятно» («нравится — не нравится») является главным эмоциональным показателем определения полезности всего и вся. Различение естественных приятных и неприятных состояний, как свидетельствующих о целесообразности продолжения контакта с вызывающими это состояния существами, процессами и веществами, является фундаментальным для всех без исключения биосистем.

Можно сказать, что успешная эволюция осуществляется в «пространстве естественного удовольствия», выход за пределы которого немедленно сигнализирует о вредоносности и разрушительности сложившейся ситуации. Именно в этом «пространстве естественного удовольствия» (шире говоря — наслаждения) и должен развиваться человек, если он ориентирован на раскрытие в самом себе самых тонких, самых изощренных, самых возвышенных способностей и умений.

Конечно, животным определить приятное и неприятное, как полезное и неполезное, проще ввиду относительной упрощенности характерной для их существования структуры потребностей. Человек находится в непростых взаимоотношениях с себе подобными, с наследием культуры прошлого, внутренне усвоенной им в паттернах воспитания и образования. Он нередко оказывается под давлением комплексов неполноценности и деструктивных стереотипов, пребывает в хроническом отрыве от естественного природного окружения.

Поэтому человеку не мудрено запутаться в многоголосом хоре «внутренних голосов», выражающих все присущее людям индивидуальное многообразие потребностей, особенно если этому различению никто человека не обучает и которого от него никто не требует.

Психологически культурный человек отличается от своих менее сознательных собратьев тем, что он тонко и четко различает звучание в себе самых различных «потребностных голосов» и умеет дирижировать очередностью их удовлетворения, что осуществляет благодаря способности к точной ориентации во внутреннем психическом пространстве и структуризации значимости различных внутренних влияний.

Искусственная среда разобщила человека с природой, оторвала его от целительных (резонансно настраивающих) влияний ландшафтов и живых существ. Репрессивная культура приучила всех нас к хроническому самоподавлению, к отказу от полноты приятия собственной глубинной природы, к готовности десятилетиями мириться с самодействием в нас деструктивных комплексов неполноценности.

Если на заре ХХ века внутреннее освобождение человека мыслилось как свобода принятия решений от давления репрессированного инстинктивного Ид, то к концу ХХ века проблематичными оказались взаимоотношения людей с подавляющим фоновым влиянием социокультурным Супер-Эго, переразвитого современной цивилизацией масс медиа.

Мало кто задумывается над тем, что интериоризированное родительское и воспитательное подавление, превратившееся в почти не замечаемое самоподавление, останавливает саморазвитие человека уже в самом его начале. Согласие на суету и спешку в следовании окружающей беготне и стрессу вечного опаздывания привело к рассогласованию внутренних ритмов голосов потребностей.

Человек воспринимает незримо царящий повсюду запрет на удовольствие, запрет на право быть автономным и счастливым, как безусловно оправданный.

Лишь становясь в аутоцентрическую позицию и возвращая себе право называться самовластным творцом своего собственного жизненного мира, человек вновь оказывается тем живым существом, каковым и возник миллионы лет назад. Он вновь становится самодостаточным оператором процесса самоудовлетворения.

Ориентируясь на собственное миропонимание, доверяя, прежде всего, себе самому и овладевая искусными навыками эффективной аутокоммуникации, человек возвращается на дорогу жизни, уклонение от которой и привело его к тем проблемам, что мучают человечество сегодня.

Завершается репрессивный отрезок мировой истории человечества. Человек сам по себе — не вообще, но конкретный, реальный и живой, присутствующий здесь-и-сейчас, без ограничений статуса или внешних владений, — вновь становится центром мира, освобожденный провозглашением идеала аутоцентризма: «Ты полезен и интересен окружающим лишь тогда, когда ты счастлив, исходя из твоих собственных представлений!».

Не внешние императивы, но интимные, глубинные, истинно личные желания оказываются действительно ценными и нелицемерно уважаемыми. Человек понимается как главный источник собственного благополучия, и в его благополучии, вытекающем из умения самостоятельно удовлетворять его собственные потребности и нужды, заинтересован мир в целом, а значит и каждый конкретный ближний.

Счастливый человек — источник благосостояния, гармонии и процветания всех остальных людей.

Вся культура и континуум межчеловеческих взаимоотношений радикально трансформируется благодаря распространению арттехнологических практик креативного самовоспитания. Уважение к индивидуальной самоценности и к спонтанным внутренним желаниям, выражающим глубинную природу уникальной личности, проявляется в укреплении ответственности каждого за цвета собственной жизни.

Автономия творческой личности рассматривается и как право, и как ценность, и как духовная обязанность человека перед другими и перед самим собой.

Творчество из эксклюзивного статуса отдельных продуктивно эффективных личностей становится естественным, здоровым и единственно возможным состоянием всех без исключения землян. Творчество оказывается такой же насущной психобиологической потребностью, как дыхание и питание.

Разумеется, для самообучения творчеству, позволяющему раскрывать полные спектры генетически заданных способностей, широко и системно, при поддержке государства распространяется практика использования арттехнологических психопроцессоров.

Открывается эра нерепрессивного свободного развития каждого, которое ложится в основе процветания общества как целого, сотканного из счастливых жизней отдельных самотворящих индивидуумов.

Человек оказывается безусловно ценен, а потому комплекс неполноценности рассматривается как опасная социальная болезнь, которую следует всеми мерами излечивать до того, как в процессе родительского воспитания взрослый успеет передать сомнения в самом себе собственным детям, тем самым подвергая риску заражения неверием в себя грядущие поколения.

Общество опирается на приятность процесса самотворения, переживаемую каждым самосозидающим существом как радость, наслаждение и полнота счастья. Все это безошибочно ведет к все большему психодуховному и цивилизационному расцвету планетарного человечества, так как опирается на безошибочность самодействия сил самоорганизации, мудрость каковых не только признается, но и ощущается всеми людьми. Естественным фоном взаимоотношений оказывается полнота открытого и непредубежденного доверия — и себе, и жизни, и друг другу.

Возможностные состояния до сих пор являются terra incognita, потенциал которой даже приблизительно не исследован ввиду отсутствия широких массовых опытов применения творческих возможностей этих состояний. Метафорически возможностное состояние чем-то напоминает выход актера со сцены за кулисы, его перегриммировку, переодевание в гримерке — и последующий выход на ту же сцену действительности, но уже в совершенно новом качестве, с новой ролью, звучащей столь же естественно из его уст, как и совершенно отличная от нее речь звучала всего несколько минут назад.

Возможностное состояние при целенаправленном использовании его удивительных потенциалов предоставляет возможность совершить в себе — а значит и в мире через перемену шаблонов собственного поведения — любые желаемые перемены. Чем экзистенциальнее и естественнее пожелания стремящегося осуществить перемену, тем проще и легче эта перемена достигается — и тем большее удовлетворение это приносит и самому инициатору трансформации, и связанным с ним людям.

При вхождении в возможностное состояние даже при отсутствии ясно осознаваемой цели перемен все же мозг спешит комплексно и кооперативно перенастроиться в новый режим взаимодействия с миром под действием сложившихся в нем самом систем различных потребностных напряжений. Со стороны это выглядит проявлением глубинной мудрости организма и исполнением тех пожеланий, которые не то что не ставились в качестве ориентира желаемых изменений, но даже и не осознавались как таковые.

Метафорически феномен возможностных состояний приводит к необходимости признания существования некоего особого мира, перпендикулярного привычной линейно развивающейся реальности.

В любое время из любого состояния на линейной оси обычного направленного развития субъект имеет право выскочить на перпендикуляр возможностности, произвести в себе любые рассматриваемые как целесообразные перемены и вернуться на линию основного жизненного действия. Вернуться уже в новом состоянии, с новыми умениями, в новом качестве.

Не покидавшими линию общего развития участниками жизненного представления это вправе рассматриваться как некое чудо состоявшейся в мгновение ока полезной перемены.

Опыт переживания и использования возможностных состояний открыто свидетельствует о том, что пора перестать навязывать миру в качестве неотъемлемых свойств реальности мотивационные и познавательные ограниченности собственного рассудка. Освоение возможностных состояний с помощью мастерского владения цветопроцессором позволит каждому произвольно изменяться в любом желаемом направлении, стать намного гибче и пластичнее при сохранении полной свободы творческого редактирования текстов происходящего и переживаемого.

Войти в возможностное состояние проще простого. Для этого нужно просто создать в собственном организме ситуацию полной нейрохимической безопасности, ведущей к безусловному несопротивлению самоприказам. Последнее легко достигается с помощью радостного восприятия предпочитаемых как приятные сенсорных потоков в состоянии глубокого расслабления.

Осознание в возможностном состоянии не только не утрачивается, но, напротив, существенно возрастает. Поэтому возможность конструировать новые необычные переживания и перепроектировать значимые психические стереотипы остается легко доступной.

Возможностное состояние прекрасно, как пространство торжества аутоцентрического самовластья.

Человек воцаряется в центре собственного мира и возвращает себе принадлежащее ему от рождения право творить собственную жизнь собственными усилиями, в точном соответствии со своими представлениями о прекрасном и должном. Они соответствуют наиболее глубинному уровню его личностной человечности — конституциональной основе характера и тела. Глубже возможностные состояния проникнуть не дают — далее открывается глубинная перспектива властвования Божественного. Но свой участок пути ко Встрече с Творцом человек вправе пройти самостоятельно, используя для этого чудесные возможности состояния собственной пластичности.

Это прекрасно — получить право прямой возможности перемены себя и всего того в мире, к чему имеешь отношение, и что хочешь усовершенствовать и улучшить. Конечно, при согласовании пожеланий отдельных творцов, жизненные миры которых естественным образом пересекаются, необходимо овладение искусством поиска взаимоприемлемых компромиссов. Это и есть предельная форма демократии — каждый решает сам за себя, и вместе все согласуют общую картину реальности, в которой добровольно и открыто согласны жить все участники общего процесса.

Нас долго, систематически и вдохновенно, с пафосом и рвением, заслуживающими куда более конструктивного применения, приучали доверять не себе, т.е. не доверять себе. Нам подолгу объясняли, что подлинный источник истины и достоверности находится где-то извне — неизвестно, где именно, но уж во всяком случае не в нас самих.

Понятие мудрости с образом самих себя в нашем сознании никогда не связывалось. Вряд ли «мудрость» и «я сам» вообще когда-либо стояли рядом.

Оказывается, не только нашему чудесному человеческому организму, но и любой букашке, инфузории и даже вирусу присуща способность к самоорганизации и саморазвитию. Именно самоорганизация вкупе с самообучением и саморазвитием и составляют смысловое поле обиходного понятия «мудрость».

Мудр тот, кто в любой ситуации находит лучший выход.

Мудр тот, кто извлекает наибольшую пользу из любого урока. Мудр тот, кто умеет учиться не только на своих собственных ошибках, но и на реальных и предполагаемых просчетах всех остальных. Одним словом, мудр кто угодно, но только не я сам.

Тысячелетиями мудрые книги сообщали всем, кто оказывался способен воспринимать их послания, обратные сегодняшним истины: глубочайшая, величайшая, высочайшая мудрость как раз находится внутри нас самих, приходит к нам только изнутри и нигде вовне найдена быть в принципе не может.

Озарение, понимание, интуиция, предпочтение, наитие, открытие, изобретение, проникновение в суть, предчувствие оптимального. Все это — внутренние термины, обозначающие не какие-то внешние объекты, а наши собственные состояния.

Мудрость как категория насквозь психологична.

Внешней мудрость попросту не бывает, а потому человек разумный вправе рассчитывать на обладание мудростью в достатке, если не реализованной, то хотя бы потенциально присутствующей, а значит - могущей быть раскрытой и проявленной.

Свет истины синонимичен адекватности понимания рисунку конкретной ситуации, с которой резонирует человек и которая неким таинственным образом, посредством наведения токов интуиции, сама подсказывает лучший шаг дальнейшего саморазвития, т.е. своего развития, включая и самого человека.

Нет нужды мистифицировать истину и возводить ее в ранг запредельной мечты: она присутствует рядом и здесь, если только не спотыкаться на каждом шагу, пытаясь применить абстрактные правила к тончайше своеобразным текущим реальным ситуациям.

Каждому хочется доверять именно себе, и в этом естественном влечении сокрыта истина о нашей глубинной мудрости, присущей всем нам от рождения. Разумеется, ее еще нет — и в то же время она уже есть. Она присутствует, но ею нельзя воспользоваться, так как она еще не открыта, не реализована. Но все же, она есть, и одно это «уже есть» внушает надежду, укрепляющую нас на пути исследования собственной творческой состоятельности.

Нас просто отучили доверять самим себе. Вот мы и боимся предоставить себе первым право высказываться по любому поводу. Нас запугали, нам пригрозили. Нам действительно угрожали (открытым текстом или намеками интонаций) отлучить от окружающих, если мы не будет послушно придерживаться того, что нам говорят, а не того, что мы сами воспринимаем как достоверное.

Вернуть доверие себе не просто, но совершено необходимо.

Очень трудно возвратить доверие себе среди тех, кто напрочь забыл о собственных глубинных источниках счастья, мудрости и силы. Но, как ни странно, именно среди такого окружения жизненно важно открыть в себе мудрость. Для этого нужны и мужество, и решимость.

Что для этого нужно делать? Просто день за днем, шаг за шагом спрашивать себя, углубляясь во все более целостное согласие с самим собой и радуясь тому, что с каждым днем новые встречи с собой становятся все интереснее и приятнее.

Где полнота доверия — там и расцвет внутренних ресурсов. Доверие себе — царский путь творческого саморазвития.

Доверие себе надежно и эффективно, выгодно и приятно. Просто нужно понять, что Творец еще при нашем рождении заложил в нас самих все необходимое для счастливой жизни, к примеру, средства установления диалога с Ним, в каковом время от времени действительно возникает настоятельная необходимость.

В таком доверии самому себе нет ни малейшей горделивости или самовозвеличивания. Доверие к себе — это и уважение к Создателю, и интерес к сокрытому в собственных глубинах, и здоровое восприятие всего того, что мы еще не до конца изучили для того, чтобы выносить о некоем недопонятом предмете ограничивающее или принижающее его оценочное суждение.

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс timecps.net