Встречаются ли побочные эффекты от цветокоррекции при работе с бессознательным?

Встречаются ли побочные эффекты от цветокоррекции при работе с бессознательным?

Цветопсихопроцессинг — занятие в чём-то загадочное и таинственное, поэтому с неожиданностями и сюрпризами приходится сталкиваться буквально на каждом шагу. Однако абсолютное большинство «непреднамеренных» изменений и трансформаций оказываются сугубо позитивными и рассматриваются самими пользователями в качестве конструктивных открытий. Что касается «непреднамеренности» появления такого рода откровенно приятных сюрпризов, то остаётся предположить, что наше бессознательное, продолжая оставаться непрерывно действующим, при прохождении ЦПС-сеансов само активизирует актуальные с его точки зрения репрезентанты коллективного бессознательного! Поэтому негативных и разрушительных эффектов нам попросту не удалось наблюдать.

Небольшая часть начинающих пользователей цветопсихопроцессора на первом этапе испытывают определенного рода опасения, продиктованные общесоциальными суеверными представлениями о «неведомых подвалах психики» и «тайных пороках души». Однако уже после двух-трёх недель регулярных занятий люди убеждаются на собственном опыте в том, что ничего зловредного, опасного и чудовищного они в себе не содержат. Кроме разве что невежественных опасений перед внутренней работой и по-детски наивных фантазий о «монстрах, дремлющих в тёмных психических глубинах».

Люди во все века находились под гнетом тех или иных ограничивающих убеждений, которые стояли на пути многих научных изысканий и практических поисков лучшей жизни.

Вспомнить хотя бы пресловутое «Камней на небе нет и быть не может», запрещавшее даже заговаривать в стенах Французской Академии Наук о метеоритах. Чего только стоят запреты на рассмотрение изобретений вечного двигателя, хотя хорошо понятно, что в условиях непрерывного движения всего и вся нужно только правильно расположить «ветряную мельницу» в пространстве для того, чтобы черпать из бездонного кладезя космической энергии сколько душе угодно.

Особенно тягостными и устойчивыми оказались предрассудки, связанные с оценками перспектив развития человека. Еще в начале ХХ века серьезные ученые всерьез рассматривали в качестве научной следующую проблему: не опасно ли для здоровья пассажиров передвижение в автомобиле со скоростью более 14 км/час? В середине ХХ века ученые медики были убеждены в принципиальной недопустимости проведения операций на открытом сердце, а «Гиперболоид инженера Гарина» казался даже маститым физикам середины ХХ века несбыточной мечтой, неосуществимой фантазией.

Особенно прискорбные представления были связаны с пониманием пределов свободы человека. Если Античность непреклонно свидетельствовала в пользу реальности такого феномена как Рок или Провидение, то Средневековье однозначно утверждало пределы познания и свободы устами цензоров инквизиции. Даже после пробуждения широкого интереса к бессознательной психике человека буквально до последнего времени, а именно до открытий Милтона Эриксона, подавляющее большинство ученых, не говоря уже о погрязших в опасных суевериях обывателях, сравнивало стихию бессознательного с мрачной непознаваемой бездной и фактически демонизировало само основание человеческой психики. Привычно считалось, что своенравие бессознательного, подобно странным играм древних богов, то творчески, то разрушительно проявляется в жизни человека, и нет никакой возможности доступа к полному контролю над ним.

Все это, к счастью, оказалось не более чем ложными суевериями. Бессознательное, как и всякая иная живая система, точнее, одна из подсистем живого организма, стремится к максимально гармоничному состоянию, а потому ориентировано на содействие любым усилиям человека, направляющим его к совершенствованию, оздоровлению и украшению.

Бессознательное всегда охотно подчиняется продуманным, терпеливым и последовательным самовлияниям. Организм послушен целенаправленным усилиям саморазвития.

Бессознательное, как то ни странно слышать поэтам мистического рока, оказалось в целом вполне «благонамеренным», и уж во всяком случае не таким уж «необуздываемым» и «неподвластным сознательному самоконтролю», как то могло показаться современникам Фрейда. Просто в начале ХХ века бытовало колонизаторское стремление насадить повсюду собственный порядок исключительно прямыми репрессиями, силой и давлением, что в случае живых систем неизбежно приводило сторонников насилия к поражению.

Вдумчивому психотерапевту и талантливому дрессировщику известно, что если хорошенько изучить объект воздействия, относиться к нему с должным уважением и внимательно анализировать его реакции на вмешательства, рассматривая их как своего рода сообщения, адресованные интервенту, то оказывалось возможным сколь угодно далекое, глубокое и продуктивное воздействие на бессознательное. Очень важно, чтобы влияние это совершалось не из пустого любопытства, но с совершенно ясными терапевтическими, образовательными или развивающими целями.

В бессознательном на материале собственных проблем можно творчески изменять, улучшать и совершенствовать практически все, так как вслед за очередной редакторской правкой кооперативно гармонизируется интегральное бессознательное, предоставляя умелому саморедактору очередную возможность улучшить самого себя. Вслед за каждым шагом саморедактирования бессознательное спешит совокупно перестроиться с тем, чтобы вполне соответствовать вновь избранному стилю дальнейшего развития целостной жизни.

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс timecps.net