Концептуальное предварение ЦПС - технологии

Концептуальное предварение ЦПС - технологии

Назад к 1 странице

Вперед к 3 странице

Холистическое целительство и естественные науки.

Мало кто из ныне практикующих врачей решается признать тот очевидный факт,  что основная масса сегодняшних медиков бессознательно руководствуется механицистской парадигмой, которая была характерна для бурно развивавшегося оптимистически-физикалистского естествознания XIX века. Именно поэтому, когда речь заходит о реальности           биокаталитических влияний гомеопатических средств или психобиоэнергетическом воздействии  целителя на пациента, осуществляющемся на значительном расстоянии, ментально скукожившиеся медики спешат заверить других и самих себя в том, что реализация подобных эффектов физически невозможна. Отчасти виной тому является неглубокое естественнонаучное образование будущих врачей, отчасти – нежелание самих медиков отказываться от привычных  морфологических представления о телесном и всерьез обращаться к изучению  воистину невообразимого эвристического потенциала современной науки.

Конечно, устойчивость любой традиции, не исключая традиции медицинского образования, обеспечивает  стабильность наследования всего самого ценного  и оберегает (насколько это возможно) канал передачи информации от множества хаотизирующих шумов. Но если эта устойчивость чрезмерно велика, то из охранительного условия она превращается в фактор стагнации развития всего живого и нового. Многие современные медицинские вузы являются чем-то вроде «государств в государстве». Им каким-то немыслимым образом удается сохранить внутреннюю концептуальную девственность за счет изоляции от жизни мира стремительно развивающегося естествознания. Такие «образовательные» учреждения, почти идеологически обслуживающие воспроизводство участников фантасмогорий закрытого врачебного клана, неизбежно характеризуются неизбежным нарастанием энтропии и не могут не порождать всевозможных альтернативных и оппозиционных течений.

Холизм альтернативен механицизму и редукционизму. Фактически в качестве руководящего принципа он провозглашает тот очевиднейший факт, что жизнь целого причинно определяет  характер внутреннего динамического взаимодействия элементов  и специфику развития частей. Психическое  является уровнем развертывания активности целого, императивно креодизирующего («kreod» - «канал») все отдельные части ( К.Уоддингтон). Даже если рассматривать такие (еще в недавнем прошлом казавшиеся чудесными) феноменальные демонстрации, как  опыты Ури Геллера (телекинез), Роза Кулешова (телепатия), Нинель Кулагина (телекинез), Вольф Мессинг (ясновидение), Реми Шовен (управление скоростью радиоактивного распада), то с точки зрения современной физики никаких принципиальных запретов, препятствующих возможности реализации этих феноменов, не существует.

В.П. Казначеев   с группой сотрудников при воспроизведении экспериментов А.Г. Гурвича смог экспериментально доказать факты, которые до сих пор с трудом укладываются даже в рамки представлений представителей ортодоксальной физической науки, а именно: единичные фотоны способны переносить информацию о целом комплексе молекулярных нарушений, специфичных для определенного  вирусного заболевания. Речь идет о гиперинформативности энергетических взаимодействий, которые до сих пор ряд физиков предпочитают рассматривать как элементарные (читай: примитивные). Что уж тут говорить о более сложных и сознательно организуемых энергоинформационных эффектах.

Непредубежденные специалисты считают, что теоретически возможны любые из ныне известных паранормальных психических эффектов. Однако эксперименты, которые призваны подтвердить или отвергнуть их реальность, проектируются весьма некорректно. В моделях таких экспериментов не принимается в внимание центральность всего спектра психологических условий и обстоятельств, а ведь именно сам человек с его многосложной индивидуальной психикой оказывается центральным звеном, определяющим порядок и результаты проведения такого рода экспериментов.

До сих пор большинством медиков считаются фантастическими любые предоставления о так называемом многомерном пространстве, в пределах которого возможно осуществление любых сколь угодно мощных и сложных эффектов транслокального взаимодействия. Однако более сорока лет назад уже была разработана завершенная математическая модель такого рода многомерного континуума, предназначенная для объяснения  подверженного  в ходе экспериментов с тогда только еще изобретенными лазерами феномена дальнодействия. Речь идет о гомологической алгебре Александра Гротендика. Исследования последующих десятилетий не только не опровергли справедливости построений А.Гротендика, но, напротив, принесли массу экспериментальных свидетельств в ее защиту. Одним из натурфилософских построений, явившееся метафорическим философским выводом из открытий физики конца ХХ столетия, явилась концепция А. К. Манеева о креативном  порождающем физические эффекты субстанциональном континууме. Этим же занимался и В.В. Налимов, последние десятилетия жизни уделивший немалое время разработке математической модели, так называемой Семантической Вселенной.

Обратимся к тому, что пишет о связи полевой и вещественной форм существования живой материи Манеев А.К. («Движение. Противоречие. Развитие», Минск. 1980, с.49): «Согласно концепции биополя, последнее одновременно и «выше» атомно-молекулярного уровня (ибо «обволакивает» и объемлет собою дискретные элементы системы организма), и «ниже» их (ибо «пронизывает» все вещественные образования биосистем, сливаясь с их субстратом…). Но как негэнтропийная динамично-устойчивая система, биополе, будучи связанным, с вещественно-дискретной энтропийной подсистемой организма, поддерживает и последнюю в относительно устойчивом состоянии, поднимая ее до уровня негэнтропийности (столь характерной для всего живого) и обусловливая в организме тот его аспект, благодаря которому, несмотря на изменения, мы вправе сказать, что организм все же один и тот же, то есть имеет в себе и инвариантный аспект структуры».

Манеев А.К. провидически прав, полагая, что в основе электронов и остальных известных современной субатомных физиком частиц лежит фундаментальный субстрат полевого типа. Бесплодность попыток объяснения современной наукой сущности жизни и проблемы активности конкретных материальных систем обусловлена практически полным отсутствием разработок проблем существования Субстанции как сверхсложного, сверхструктурного  фундаментального Поля, которое в принципе беспредельно сложно и самоактивно, при одновременной непрерывности его структуры, т.е. оно является Полевым Континуумом.

Специфический полевой субстрат, целостно интегрирующий динамику организма и лежащий в основе активности и координации всего информационно-энергетического обмена, не подвержен энтропии именно благодаря его структурной близости к субстанциональному уровню организации материи – фундаментальному структурному уровню сущего. Заметим, что концепция Манеева А.К. (кстати, во многом близкая многим идеям восточной, в частности, древнеиндийской философии) может быть примерно выражена следующим образом: «На Единой Полевой Основе все в мире физически неразрывно связано. Дискретность же – относительные (конкретные, - в пределах данного уровня выделяемые) специфические различия объектов и явлений, которые, по сути, есть вихревые флуктуации Единого Общекосмического Поля, пронизывающего и в то же время обнимающего собой все в этом мире, - все объекты, все уровни структурной организации материи». В отношении же пресловутого биополя Манеев А.К. пишет следующее «В конечном счете, реализация возможностей, коренящихся на уровне Субстанции, выражающаяся, в частности, в формировании биополевых структур, и является…существенным детерминантом в генезисе жизни и психики в известных нам формах». ( Сб. Проблема уровней в научном познании, Минск, 1970, с.61). Манеев А.К. пишет, что «наиболее полно в качестве существенного, тотального свойства целостность выступает в объектах сравнительно высокой организации и предстает в виду максимальной интеграции элементов их структуры преимущественно за счет биополевой формации» (сб. Проблема уровней в научном познании, Минск, 1970, с.45-46).

Сама по себе целостность предполагает наличие непрерывности, континуальности в связях всех уровней иерархической организации системы. И это может быть понято лишь на основе физически-непрерывной, кооперативно реагирующей полевой системы, которая и является субстратом целостной структуры ИЭО.

Инюшин В.М. кратко излагает основные моменты концепции биоплазмы:

    • Живой организм есть целостная резонансная энергосистема. Волновая структура целого организма представляет своеобразную объемную голограмму.
    • Целостность и резистентность системы обусловлена биоплазменными структурами, обладающими энергетически устойчивыми неравновесиями.
    • Целостность и нормальный ход процессов в значительной степени обусловлены устойчивостью квазинейтрального статуса биоплазмы и ее волновой структурой гомеостаза.
    • Биоплазма является матриксом для формирования сложного биополя, которое в свою очередь есть комплексная величина как результат объединения ряда физических полей, имеющих специфическую геометрию…
  • В процессе дифференциации организма при эмбриональном развитии биоплазменные системы не теряют окончательную связь между собой, образуя проводящие каналы, имеющие выход на поверхность кожи…
  • Внешние возмущающие факторы… могут вызвать эффекты энергетической дезактивации, сопровождающиеся ломкой пространственной и временной структуры тех или иных ячеек и каналов биополя, что нарушает координацию биоэнергетических процессов в целостном организме, изменяет энергобаланс биоплазменных структур организма» (сб. Психическая саморегуляция, вып.1, 1973, с.364-365).

 

Г.Нуждин: «Очевидно, что последовательный "бутстрап --подход" к рассмотрению явлений природы, при котором все явления получают характеристику при помощи указания на их взаимосвязь друг с другом, довольно близок к восточному мировоззрению. Неделимая Вселенная, внутри которой все вещи и явления неразрывно связаны друг с другом, вряд ли имела бы смысл, если бы она не обнаруживала внутренней последовательности и взаимосогласованности частей целого. В определенном смысле, требование внутренней согласованности, лежащее в основе гипотезы бутстрапа, и принцип единства и взаимосвязанности всего сущего, которому придается такое большое значение в восточных мистических учениях, представляют собой только два различных аспекта одной и той же идеи.

Их связь становится особенно очевидной после знакомства с учением даосизма. Даосские мудрецы считали, что все явления, происходящие в мире, представляют собой часть космического Пути, или Дао, а те законы, которым подчиняется течение Дао, не были заложены в природу каким-то божественным законодателем, но изначально и имманентно присутствуют в ней. Так, в "Дао дэ дзин" мы читаем: "Человек следует законам Земли; Земля следует законам небес; Небеса следуют законам Дао; Дао следует законам своей внутренней природы" {48, гл. 25}.

Как бы там ни было,  но сама по себе метафора гиперпространственной связи  объектов, позволяющая рассматривать всякую психическую активность в качестве аналога поведения в смысловых измерениях Универсума оказалось бы весьма продуктивной, будучи принятой на вооружение непредубежденно мыслящими медиками, всерьез заинтересованными в развитии новой антропологии. Двадцатилетние исследования этологов привели к отысканию массы свидетельств в пользу того, что реализация  экобиосистемой интегративной организующей функции по отношению к отдельным составляющим ее организма предусматривает возможность реализации любых дистантных эффектов, при которых совокупность сигналов передается вне посредства контакта физических носителей. И это – лишь одно из многих сотен свидетельств в пользу того, что взаимодействие между человеческим организмом и окружающим миром должно рассматриваться шире и полнее, нежели то имело место до сих пор.

 Получается, что дело вовсе не в физических запретах на  энергоинформационные феномены, составляющие суть процесса катализации сил само оздоровления, но в концептуальной малоподвижности и парадигмальной толерантности некоторых ученых мужей, претендующих на право обладания истиной в последней инстанции.

Карл Густав Юнг не раз отмечал поразительную невосприимчивость академических профессионалов  ко всему, связанному с психическим: «Но ведь это всего лишь психологическое, - любит разочарованно констатировать закоренелые редукционисты». Не всего лишь, но именно и, прежде всего! Любые физикалистские ограничения неотвратимо сковывают развитие и не позволяют воспринять физическое в качестве метафоры уплотненного психического. В конце концов, качественная различность физического и психического двустороння, а сами они находятся по отношению друг к другу в согласии с принципом дополнительности, и речь здесь идет не только о влиянии  наблюдателя на ход эксперимента.

Методологические изыскания Фритьофа Капры, Дэвида Бома и Кена Уилбера, предпринятых на исходе XX века фактически предписывают  необходимость трансформации всех ныне привычных для большинства из нас представлений о физиологии Универсума. Речь идет о последовательном принятии такой непривычно звучащей дисциплины как голографическая психофизика. Самым любопытным является то, что центральной сферой практики, в пределах которой успешно реализуются вычисленные на кончике пера принципы и формулы голографической психофизики, является область применения оздоровительных психотехнологий альтернативной медицины. Но для того, чтобы разобраться в существе механизмов, реализующих оздоровительные влияния парамедицинского характера,  сначала необходимо привыкнуть рассматривать сам фактор холистической организации универсума всерьез.          

  • Оздоровление как кибернетический феномен.

Перефразируя известную восточную мудрость, «трудно искать черную кошку в темной комнате отжившей свое парадигмы». Мало кто всерьез рассматривает проблему самоорганизации в приложении к решению сугубо медицинских вопросов, в то время как феномен самооздоровления  на деле оказывается ничем иным  как частным случаем самоорганизации. В известном смысле вся кибернетика, особенно не техническая и синергетика, стоят на стороне холистического целительства. В основе такого принятия лежит осознание  сверзначимости информационной динамики для катализации процессов самовосстановления целостности.

Известно, что в закрытых системах, рассматриваемых как самодостаточные и изолированные, негэнтропия  неуклонно убывает. Однако современная синергетика рассматривает системы, аналогичные человеческому организму  как принципиально открытые, что полностью соответствует холистическому рассмотрению континуума двусторонних неразрывных связей между целостным миром и голографически включенным в него организмом. К примеру,  лазеропунктура является лишь простейшим аналогом донирования в организм исцеляемого некоторой порции негэнтропии, способствующей повышению устойчивости организма и функциональной организации его контролирующих систем. Большинство же методов холистического врачевания оказываются намного более сложными и гораздо более тонкими, нежели прямая накачка известной доли организованности в организм посредством потока когерентного излучения.

Для понимания внутренней динамики  биосистем необходимо принять допущение о существовании сложной и глубоко организованной системы информационно-энергетического обмена, отвечающей за сообщение друг с другом различных функциональных систем организма и их совокупную интеграцию. Следует отметить, что ИЭО организма должен рассматривать как реальная информационно-энергетическая  система, целостная и саморазвивающаяся, а не только теоретически выделяемый аддитивный комплекс существенно разобщенных систем взаимодействия.

По-видимому, следует предположить и возможность реальности существования единого контекстуально-целостного субстрата всех этих сложных информационно энергетических отношений. В качестве такового может рассматриваться единое организующее энергополе биосистемы, интегрирующие на основе многоуровневых резонансов все подсистемы ИЭО. Ромен А.С. (сб. «Психическая саморегуляция», выпуск II, 1974 год. -  стр. 301) считает, что существует «… система биопсихоэнергополя… - целостный механизм переработки информации и энергии человека. Существует также  психобиоэнергогомеостаз как ауторегуляция психобиоэнергоактивности, осуществляемая вне вещественных физиологических механизмов.

Согласно Сетрову М.И («Информационные процессы в биологических системах», 1975 г., стр. 39-40) «…всякое информационное взаимодействие по сути своей является силовым, то есть представляет собой частный вид взаимодействия энергетического». Специфика информационно взаимодействия заключается в высокой неустойчивости, напряженной критической неравновесности реагирующей структуры,  которая, получая малую порцию энергии, бурно реагирует на нее разрядкой своих взаимонапряженных структур, выделяя при этом большое количество свободной энергии идущей на работу против равновесия. (см. также Бауэр Э. С. «Теоретическая биология», Москва, 1935, с.21-52).

Уже сам факт наличия информационных взаимодействий в организме говорит о чрезвычайно высокой и сложно организованной неравновесности различных биологических структур на всех уровнях организации живой материи. Не забудем также, что ежесекундно в организм вместе с воздухом и пищей, а также в результате влияния различных флуктуаций всевозможных полей, от градиентных континуумов до реликтового излучения космоса,  в которые биосистемы буквально погружены, попадет огромное количество веществ и самых разнородных энергий, которые в совокупности могут рассматриваться как мощный единый информационно энергетический поток, беспрерывно идущий в регулирующие функциональные пространства организмам из окружающей среды. В этих условиях целостность организма может поддерживаться лишь благодаря устойчивости единого, целостного информационно-энергетического обмена, матриксом которого и является полевой континуум.

Следует заметить, что целостность системы дискретных элементов осуществима лишь на непрерывной основе полевого типа, которая тотально и избирательно контактирует с каждым отдельным самостоятельным элементом, в то же время парадоксальным образом оставаясь единым, непрерывным, монолитным целым. В работах Н.И.Кобозева («Исследование  в области термодинамики процессов мышления информации», 1971 год, и «О физико-химическом моделировании процессов информации и мышления» - Журнал Физической Химии, т. 40, выпуск 4, 1966 год). Отмечается принципиальная невозможность устойчивой информационно-энергетической динамики в организме в условиях температуры тела человека без существования устойчивого субстрата всех обменных процессов (для организованной информационной динамики в живом теплокровном организме слишком «теплово шумно»).

В этом отношении Манеев А.К. справедливо замечает, что информационно-энергетический обмен субстратно фиксирован на «полевой суперустойчивой компоненте, способной выдержать натиск метаболизма, энтропийной стихии, в частности тепловых флуктуаций при температуре тела живого организма» («Движение. Противоречие. Развитие», Минск, 1980, с. 47).  

Не надо думать что информационно-энергетический обмен – лишь чистая абстракция, этакая удобная гипотетическая схема. Учитывая существование интегрирующего поля организма, можно считать информационно-энергетический обмен вполне реальной информационно-энергетической системой функциональной консолидации всех функциональных и морфологических элементов организма. В. И. Кремянский («Методологические проблемы системного подхода к информации», 1977 г., стр. 36) писал: «Связи в системе осуществляются только реальными взаимодействиями между элементами, как процессы и результаты взаимодействий». Разумеется, как информационно-энергетический обмен, целостная динамическая структура физически базируется на совокупности взаимосвязанных полевых и вещественных процессов в организме. Однако по мере возрастания организованности биосистемы, информационно-энергетический обмен диалектически «снимает» независимость отдельных биоструктур организма, включая их в единую систему холистически самоорганизующегося живого организменного поля.

Представление об информационно-энергетическом обмене позволяет связать  на единой в основе  психические и физиологические процессы. Граве П.С. (сб. «Психическая саморегуляция», Алма-Ата, выпуск II, 1974, - стр. 38) заметил, что«…психическое и физиологическое находятся в отношении дополнительности (Нильс Бор), ибо даже исчерпывающее описание психофизиологического феномена на обоих уровнях дает лишь интуитивное представление о его целостности. Преодоление психофизиологической дополнительности в создании описывающих и психику, и физиологию метасистемы - то кибернетика». По нашему мнению, модель информационно-энергетический обмен  вполне достаточна для решения задачи описания единства  психических и физиологических процессов, осуществляющихся на основе целостно организованной динамики информационно-энергетических взаимодействий.

В зависимости от требований практики исследователи предлагают различные модели информационно-энергетического обмена. Граве П.С. (сб. «Психическая саморегуляция», вып. 21, 1973 г., стр. 23) выделяет следующие уровни организации информационно-энергетического обмена (между которыми, разумеется, существуют сложнейшие многокомпонентные и полифакторные взаимосвязи):

1. Вегетативно–гуморальный (уровень гомеостаза).
2. Нервно-соматический (рефлекторная регуляция).
3. Подсознательный (обеспечивает экономичность поведения)
4. Эмоциональный (уровень активации аварийно видовых алгоритмов поведения)
5. Сознательная разработка стратегии и тактики целостного  целеориентированного поведения (включая и осуществление произвольной психической саморегуляции). 

В свете представлений об информационно-энергетическом обмене как первичной интегрирующей системе организма всякое лечебное воздействие можно рассматривать как направленную коррекцию структур. Любое лечение ставит своей целью нормализацию нарушений в отношениях между различными подсистемами организма. Всякое лекарственное воздействие рассчитано на то, что после мощного медикаментозного влияния на функциональные состояния отдельных звеньев регуляторных контуров систем организма высвободится потенциал спонтанной самоорганизации, которая и сгармонизирует отношения между подсистемами и в каждой из них, и в отдельности.

Нельзя успешно лечить, не учитывая информационно-энергетическую специфику лечебных воздействий и особенности ресурса собственных сил спонтанной самоорганизации, приводимых в движение любым существенным внешним влиянием, будь-то травмирующее или целебное воздействие. Учитывая первичную роль полевого континуума в организации динамики структур организма, следует акцентировать внимание на возможности принципиальной обратимости любых процессов в подсистеме. Для стимуляции такого рода развития патогенных процессов в ходе оздоровления необходимо достаточно длительное высокоорганизованное влияние на информационно-энергетический обмен, одновременно осуществляющееся на различных уровнях организации живого субстрата.

До сих пор среди врачей  распространены представления об организме как о метаболическом котле» (Портнов Ф.Г.  «Электропунктурная рефлексотерапия», 1982 г., стр. 9-10).  При этом организм рассматривается как биохимическая система, реагирующая как неорганизованная совокупность молекул. Для достижения эффективного воздействия на определенные,  анатомически строго локализованные  биохимические и рецепторные структуры, организм буквально «накачивают» мегадозами (по сравнению с привычными физиологическими концентрациями этих веществ в организма) фармпрепаратов для того лишь, чтобы лишь очень малое число молекул провзаимодействовало с рецептором-мишенью. Действие же абсолютного большинства не достигших своего рецептора молекул препарата в целом оказывается побочным, хотя чаще всего оно вовсе не учитывается в качестве такового ввиду отсутствия точных критериев оценки состояния организма и элементарной спешки в лечении. А сами побочные эффекты учитываются лишь в том случаев,  когда спровоцированные лекарствами нарушения далее уже невозможно игнорировать, так как они выражаются в морфологических изменениях тканей или в катастрофических функциональных сдвигах, нарушающих даже общее состояние пациента.

Сторонники концепции «метаболического котла» (а к таковым сегодня можно отнести подавляющее большинство официально практикующих медиков) отказываются принимать во внимание то, что организм структурен и многосложен, что он представляет собой высокоорганизованную и всесторонне интегрированную систему и что только собственные силы спонтанной самоорганизации в большинстве случаев прямо-таки спасают организм от последствий  необоснованно интенсивного лекарственного лечения. Современная химиотерапевтическая стратегия является примитивно механистической; она не отвечает регуляционным реалиям живого организма, требующим влияний более физиологичных, более бережных, более естественных.

Итак, основной механизм реализации бесконтактных связей различных функционально связанных,  но при этом пространственно разделенных структур организма, – дистантный полевой резонанс. Он отвечает не только за синхронизацию информационно-энергетических полей отдельных функциональных подсистем организма, но и обеспечивает  резонансные взаимосвязи индивидуумов в надорганизменных (эгрегорных) системах различного уровня.

Каждый организм не только теснейшим образом связан со своим окружением, но и выделен из него. Несмотря на многоуровневое непрестанно изменяющееся и весьма напряженное взаимодействие с окружением, все же организм сохраняет относительную самостоятельность и проявляет известную независимость от средовых воздействий. Вопрос об автономности организма тесно связан с темой избирательности его отношений с окружением. Организм и реагирует на внешние сигналы и влияния,  и воздействует на объекты собственного окружения как  единое целое, представляя собой холистически интегрированную и согласованно  реагирующую на стимулы систему.

Среда современными исследователями уже не рассматривается  в качестве некоего «универсального вместилища», в пределах которого все, даже весьма удаленные друг от друга объекты полноценно взаимодействуют друг с другом. В каждом отдельном случае, в каждый данный период организм реагирует и воздействует далеко не на все элементы окружения, но на вполне определенные  и вполне законным образом избранную совокупность: «Организмы реагируют  только на определенные объекты окружающей среды. Не каждый внешний  раздражитель имеет сигнальное значение для животного, является биологически адекватным; для каждого вида характерен определенный круг биотического  и абиотического окружения, в пределах которого его реакции будут адекватными и приспособительными» (Абрамова Н.Т. «Целостность и управление», Москва, 1974. - с. 165). Абрамова Н.Т. считает, что «… для биосистемы средой является лишь то окружение, которое она «понимает» и осваивает в процессе своего функционирования. Если же те или иные факторы  внешней среды никогда не попадают в «поле зрения» организма и не вызывают биологически адекватных реакций, то это уже не будет средой организма в собственном смысле слова» (там стр. 163).   

Таким образом, представления об окружающей среде уточняются и конкретизируются формулированием понятия «актуальная среда», под которой подразумевается совокупность элементов внешнего окружения,  с которыми организм способен реально взаимодействовать в процессе своей жизнедеятельности. У разных организмов будут и различные «актуальные окружения», Да и у одного организма, в зависимости от направленности векторов его собственной основной активности, в каждый данный момент спектр наиболее «серьезно» и «внимательно» воспринимаемых внешних влияний будет изменяться. Именно целостная структура, элементами которой являются значимые внешние объекты воздействий (или сигналов, если речь идет о восприятии) определяют характер и способ взаимодействия организма со средой. Поэтому актуальную среду можно рассматривать как проекцию структуры отношений организма с его окружением, которая закономерно изменяется в зависимости от  трансформации потребностных тяготений развивающегося организма.

Рассмотрим вопрос о формировании избирательного отношения организма к определенным объектам и процессам, составляющими системно организованную среду. Именно избирательность любых взаимоотношений организма со средой позволяет нам говорить об «актуальном окружении».  В предлагаемой автором концепции системно-динамической организации  регуляции процессов жизнедеятельности краеугольной метафорой  является представление о пороге избирательного восприятия (и действия). Именно феномен избирательности лежит в основе столь сложного образования, каковым является информационно-энергетический обмен организма, характеризующийся самоактивностью, интегрированностью, системностью и целостностью. Конкретный порог образуется в процессе разрешения противоречий между организмом  и средой и по своему содержанию представляет собой  приспособительный компромисс между потребностями самого организма,  спектром влияния метасистемы (в контексте которой осуществляется его развитие) и наличными  условиями реальной ситуации. Разумеется, в рисунок сил, способствующих формированию того или иного порога, в принципе, может вторгаться и элемент случайности. Однако удельный вес хаотических влияний в формировании порогов существенно меньше, нежели  принято считать, идя на поводу некоторых физикалистки ориентированных сторонников стохастической парадигмы. 

С кибернетических позиций среда может рассматриваться как «… те переменные, которые влияют на организм, и те переменные, которые изменяются в результате поведения организма» (Эшби У. Росс «Конструкция мозга», Москва, 1962. - с. 70). Информационно энергетические потоки, направляющиеся в организм и отправляющие из него, строго контролируются целостной структурой информационно-энергетического обмена путем формирования порогов восприятия и порогов действия, что позволяет специфицировать весь спектр взаимодействий со средой и полностью управлять совокупной динамикой информационно-энергетических воздействий.

Именно сложная, высокоорганизованная структура тесно взаимосвязанных  и кооперативно реагирующих (на влияния актуальной среды и изменения состояния самого организма) порогов позволяет организму ставить прочный, отлично управляемый  и динамично откликающийся на все изменения ситуации заслон на пути лавины энергии и информации, ежемгновенно катящейся из актуальной среды. Все биологические структуры и функции защиты можно рассматривать как своего рода гибко управляемые пороги в информационно-энергетическом обмене. Сама по себе пороговая модель эвристически применима при анализе любых форм проявления активности информационно-энергетического обмена. К таковым можно отнести и выделение целостной структуры актуальной среды, и  выбор цели в поведении, и анализ ситуации, и формирование программы действий, и выбор средств достижения результата.

Все эти наисложнейшие процессы, беспрерывно разворачивающиеся в функциональном динамическом пространстве, можно рассматривать как  обусловленные  структурой  порогов, лежащих в основе каждой функциональной самостоятельной подсистемы. Сама же эта структура спонтанно реализуется в точном соответствии  со всеми параметрическими составляющими наличной ситуации (задача метасистемы, физические показатели состояния объектов среды, потребности организма и элемент случайности). Пороговая модель представляет собой синтетическое выражение принципа ограничения, выделения и изоляции целого в его  противополагании взаимодействующих с ним внешнему.

Пороги восприятия и действия в совокупности образуют своего рода фильтр, позволяющий ясно очертить границы силы и качества  внешних влияний и собственно активности системы, направленно на внешнюю среду. Именно этот управляемый фильтр, в котором синтетически сняты все компоненты ситуации, защищает информационно-энергетический обмен организма от подавляющего хаоса внешних влияний. Именно специфическая совокупность взаимосвязанных порогов оберегает информационно-энергетический обмен от разрушения и динамически фиксирует отношения со средой в каждый конкретный момент. Внешнее влияние актуальной среды на организм в большинстве случаев строго организованно и представляет собой специфически упорядоченные  структуры  воздействий метасистемы на организм, цель которых заключается  в ориентации организма (с присущими ему внутренним импульсом активности) на путь, требуемый для развития всей метасистемы, в которую он включен на правах элемента, и в пределах которой он выполняет вполне определенные функции,  имеющие для метасистемы адаптивное значение.

КОПЦЕПЦИЯ ИНТЕГРАТИВНЫХ СИСТЕМ ОРГАНИЗМА.

Имея достаточное количество  фактического материала, мы можем применить метод моделирования информационных схем биосистемы, исходя из  общих закономерностей адаптивного функционирования живых организмов. Организм всегда реагирует как единое целое. Интегральный подход к изучению отношений организма  и его окружения определяет рассмотрение информационно-энергетического обмена организма с новых позиций, предусматривающих выделение так называемых интегративных систем организма (ИСО). Такой подход позволит  вывить ряд  эвристически ценных моментов при рассмотрении механизмов самоосуществления целостного организма.

Всякая интегративная защитно-приспособительная реакция организма устойчива  и всесторонне организована именно  благодаря глубокой интегрированности всех отдельных контуров регулирования на матрице полевой основы. В целостности своих кооперативных перестроек организм при реагировании посредством  многомерного взаиморезонанса слагающих его полевых структур, фрактально взаимоподобных,  регулятивно замыкается на себя, достигая тем самым монолитного единства всех частных функций. Непрерывно контролируя все развивающиеся  изменения в себе самом и вовне,  при этом целостно и адекватно на них реагируя,

Организм, интегрированный благодаря единству собственной полевой основы, реагирует не только централизованно (контуры регулирования замыкаются на самых различных уровнях организации систем нейро-гуморальной регуляции), но и децентрализовано. Ряд исследователей отмечает особого рода «телесный характер» всех информационных процессов, осуществляющихся в системах организма, так называемое «мышление телом» (Налимов В.В. «Непрерывность против дискретности: язык и мышление», Тбилиси, 1978 г., с. 27). На уровне вещественных структур децентрализованный характер реагирования организма подтверждают также исследования Ромашова Ф.Н. и Вельховера Е.С. (Сб. «Психическая саморегуляция», в.II., 1974, - с. 320). Авторы считают, что поверхность тела человека представляет собой своего рода гигантский «периферический мозг», который ситуационно обеспечивает оптимальную взаимосвязь организма со средой.

Висцеро-кутанные информационные энергетические кольца обеспечивают настройку локальных функций отдельных органов и систем на состояние среды (минуя обработку информации в ЦНС) – в окружении всех рецепторных образований анализаторов (ирис глаза носовые ходы, поверхности стоп и ладоней, скальп, ушная раковина, язык и др.) имеются биологически активные точки, представляющие практически все основные органные системы организма. Таким образом, все отдельные  локальные  органные системы спонтанно настраиваются  на состояние среды автономно и мультипараметрически. О закономерности их локализации в области периферических окончаний всех анализаторов упоминает и Ромен А.С. (там же с. 301).

1 страница

Вперед к 2 странице

Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов необходима ссылка на ресурс timecps.net